Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

красный

*****

если серьёзно, герои давно не носят плащи,
волшебных скипетров, масок и ярких флагов,
герой больше не хранит золочённый щит,
у героев вообще нет опознавательных знаков.

если серьёзно, герои давно покинули
монитор,
герои сошли со страниц любимых книжек,
сегодня герои кормят бездомных котов,
белых, чёрных и, конечно же, рыжих.

герои выводят людей из разбушевавшегося огня.
иногда их зовут чудаками, мол слишком они
просты,
герои несут за пазухой дрожащих в грязи щенят,
лечат им отмерзшие уши и придавленные хвосты.

герои приручают пса, у которого обреченный
взгляд,
с обвалявшейся шерстью, вычесывают репей.
герои дежурят в операционных двадцать
часов подряд,
герои спасают чужие жизни порою ценой своей.

герои, как все, ходят в магазин, посещают
пабы,
едут на работу, читают газеты, и, может быть,
смотрят телек.
обнимают пропащих и защищают слабых
утешают рыдающих над потерей.

герои ссыпают в кормушки хлебные крошки,
чтобы во дворе слышались птичьи трели.
герои спасают из-под колёс испуганных
кошек,
улыбаются детям, угощают их мармеладом и
карамелью.

герои бывают разные, но, в общем они
похожи:
светят спасительным маяком, когда вокруг
тьма и ночь,
подбегают к упавшим посреди улицы
прохожим,
шепчут что-то вроде: "чем я могу помочь?"

герои славятся добротой и честностью,
не нуждаются в лаврах и сотнях громких фраз.
герои живут не на модных обложках, не в
классных вестернах,

герои живут не в книгах
герои живут в нас.

автор: Аня Захарова

красный

Ноги

Морская ведьма Урсула залезла с ногами в любимое кресло и налила себе чая из водорослей. Но послеобеденную минутку спокойствия грубо прервали.

— Якорь мне в ухо! Ты дома, селёдка тухлая?

От хриплого прокуренного голоса дрожали стёкла и фарфоровые слоники на серванте. Ведьма тяжело вздохнула, отставила чашку и крикнула:

— Дома, открыто!

Хлопнула дверь, и в комнату вплыла русалочка. Милое, чудесное создание, с большими наивными глазами.

— Здорово, килька волосатая, — пробасила гостья, — семь футов тебе под килем и мачту потолще.

Урсула закатила глаза и опять вздохнула. За годы знакомства она так и не смогла привыкнуть к контрасту ангельской внешности и манере разговаривать.

— В общем, это, — русалочка запнулась и покраснела, — триста акул мне в глотку, по делу я к тебе.

Хозяйка махнула рукой.

— Успеешь. Садись чай пить. И пироженку бери, сама пекла.

Чаёвничали молча. Русалочка мрачно сидела над чашкой, с хмурым видом жуя печенье. А ведьма отдыхала от гомона клиенток своего салона “ногтевого сервиса”.

— Так что ты хотела?

Хозяйка отставила пустую тарелочку с крошками от пирожного и улыбнулась.

— Ноги хочу, три тысячи каракатиц мне на хвост.

— Зачем? — ведьма удивленно подняла тонкие выщипанные брови.

— Влюбилась, — шмыгнула носом русалочка, — камбала я дохлая.

— Это в кого? Нет, не говори, дай сама угадаю… В тритончика какого-нибудь? А ноги тогда зачем? Они хвосты любят.

— Нет, — мрачно буркнула гостья. — А в кого? Неужто в Осьминога? Тогда не ноги нужны, а щупальца.

— В принца, — русалочка достала носовой платок и трубно высморкалась.

— Да ты что!? Серьезно? Несчастная влюблённая кивнула.

— Ну, ничего себе. Бедненькая. Тут без ног, конечно, никак, согласна. Только и они тебе не помогут.

— Это ещё почему?

— Милая, — ведьма похлопала её по руке, — принц существо утонченное, возвышенное. А ты хоть раз обращала внимание, как ты разговариваешь? Это же ужас какой-то!

— Я что, виновата, что у меня папа — боцман? Виновата, да? Как научил он меня, так и говорю.

— А голос? Тебе в туман сиреной на маяке работать надо. А твоя трубка? Ты же дымишь, как паровоз.

Русалочка достала из сумочки здоровенную пенковую трубку и с любовью погладила.

— Это папина. Он мне на память оставил, когда в последний рейс уходил.

— И как ты принца соблазнять собираешься? Подойдёшь, дымя трубкой, и как гаркнешь: “а ну женись, селедка сухопутная, а то на рее повешу”? Так?

Несчастная девушка разрыдалась.

— Ну, ну. Не надо плакать. Да зачем тебе этот принц нужен? Мы тебя тут с кем-нибудь познакомим. И ноги тебе совершенно не нужны. Давай я тебя лучше на ноготочки запишу?

— Нет! Три тысячи каракатиц, нет! Кильку дохлую мне за пазуху! Бим-бом-брамсели! Хочу принца!

— А разговаривать ты с ним как будешь?

Русалочка надулась и засопела.

— Придумай что-нибудь. Ты же умная. Самая настоящая ведьма.

Урсула на мгновение задумалась и расплылась в улыбке.

— Есть одно средство. Но будет сложно.

— Я на все готова! Три тысячи морских чертей!

— Тебе придется молчать.

— Чтоб меня на рее повесили!

— Пусть думает, что ты немая.

— Это невозможно!

— Принца хочешь?

— Но, как? Мне же надо с ним общаться, он же не килька какая.

— Письма ему будешь писать. Записочки. Эсэмэски отправлять. В конце концов, поставишь вотсап, будете в нём общаться. Русалочка покачала головой.

— А если он спросит, что со мной? Урсула махнула рукой.

— Ответишь, что морская ведьма голоса лишила. Согласна?

Девушка кивнула.

— Замечательно! Пойдем делать тебе ноги.

— Так сразу?

— А чего тянуть? Ноги делать проще, чем ногти наращивать, уж поверь специалисту. Кстати, маникюр я тебе тоже советую сделать.

Свадьбу русалочка и принц сыграли через месяц. Жених был без памяти влюблен в невесту. Он немного колебался вначале, смущаясь, что невеста немая. Но девушка компенсировала это сообщениями через сеть. Точку поставил старый король:

— Ты сын даже не представляешь, как тебе повезло. Я твою мать, конечно, люблю, но тут тебе завидую.

Потянулись обычные будни королевской семьи. Молодые жили душа в душу. Невестка ни разу не поспорила со свекровью, чем завоевала искреннюю симпатию. И только свёкр тяжело вздыхал, особенно во время споров о бюджете королевства. Принцесса же светилась от радости, счастливая, как никогда.

И только в полнолуния, когда прилив был особенно сильным, девушка убегала из дворца. Накинув тёмный плащ, пробиралась на берег моря. Забиралась на скалу и отводила душу.

— Бим-бом-брамсели твою каракатицу! Грот-мачту тебе по самый зюйд-зюйд-вест! Щупальцем тебе по заднице, крыса сухопутная!

Когда горло начинало першить от крика, русалочка закуривала трубку. Выпускала в ночное небо кольца дыма. И снова кричала, заставляя море идти волнами.

Уже под утро она возвращалась обратно. Тихонько пробиралась коридорами дворца в свои покои. Чистила зубы мятной пастой, чтобы убрать запах табака. Тихо ложилась в постель, прижималась к любимому принцу и засыпала спокойная и счастливая.

А на берегу моря до самого рассвета вскипала на прибрежных скалах морская пена, красная от смущения.

© Александр Горбов

красный

***

Чего хочет женщина?
Женщина хочет спать.
И это – во-первых. И во-вторых. И
в третьих.
Лежать и чесать кота бескрайнюю
гладь – за ухом, горлышко и между лап
передних.
Возможно, девочка хочет большой
любви.
Возможно, девушка жаждет
большой карьеры.
Но женщина хочет Господа не
гневить и дрыхнуть до наступления новой
эры. 😊

Автор: Анна Долгарева (Лемерт)

красный

*****

У неё есть и рваные джинсы,
И алые "лодочки";
У неё есть старинные карты,
Грибочки под
Водочку,
У неё Мериме, и Декарт,
И Спиноза...
Барельеф, горельеф
И рельеф,
И синючая роза,
И коты, и щиты,
И дубы, и резьбы половинки...
И часы,
И стальные шипы
На рентгеновском снимке...

красный

***

В городе пахнет весною,
В городе утром туманит,
В городе кошки пушистятся,
В городе звон от трамваев...
В городе тангенс котангенса,
В городе ложе из стёкол,
В городе с сонного абриса
Пулей срывается сокол...

blue rose

***

укушеный остался жив - собака умерла...
здесь правда бешенство и ложью поневоле,
спасёшь не всех... кружит позёмка в поле
и потихоньку наступает тьма...

красный

мифы и легенды

Сказание о мальчике-боге Асклепии и об океаниде Филюре
Что за горный поток, то журча, то бурливо кипя, бежит за скалой на закат далеко, к подножию Пелиона? В том потоке живет речная нимфа Окирроэ.
Раз подошел к потоку, где жила Окирроэ, бог Аполлон, принес в гнезде птицы-феникса младенца. Положил гнездо с младенцем на берегу и исчез бог Аполлон. Только Заря-Эос улыбнулась младенцу и сказала:
— Здравствуй, Асклепий!
Нашла на заре Окирроэ гнездо. Понесла гнездо с новорожденным к Хирону в пещеру. А Хирон уже все знал о младенце и сказал дочери Окирроэ:
— Пестуй.
И стала Окирроэ пестуньей Асклепия.
Спросили юноши-герои Хирона:
— Отец, кто этот малютка? Он титан? Или, как мы, герой?
И ответил им Хирон:
— Он бог.
Близ потока в гроте пестовала нимфа Окирроэ Асклепия. Говорил, бывало, малютка-бог нимфе:
— Окирроэ, расскажи мне какую-нибудь правду! Ты ведь знаешь столько настоящих правд. И спросит Окирроэ Асклепия:
— А какую правду ты хочешь услышать?
— Расскажи мне настоящую правду, но и самую-самую лучшую.
Collapse )

Я.Э. Голосовкер. "Сказания о титанах".